.RU

Закономерности и противоречия государственного социализма - страница 22



в

Y







Х


о с

На плоскости a, o, в отражается деятельность отраслевых министерств и ведомств; на плоскости a, o, c – деятельность республик и областей; на плоскости в, o, c – деятельность общесоюзных органов управления. Таким образом, предприятия Х и Y функционировали в объемном, трехмерном пространстве – планово-нормативной среде, которая определяла как основные количественные и качественные параметры деятельности предприятий, так и правила их поведения (законы, постановления, инструкции, приказы и т.п.). В силу этого товарно-денежные отношения между предприятиями Х и Y складывались не по законам рынка, а в соответствии с плановыми заданиями и нормами, которые устанавливались системой органов управления (общесоюзных, отраслевых и региональных). Команды, поступавшие от отраслевых и региональных органов управления, указывали предприятиям объемы, условия и сроки поставок, а также цены. Цепочка Т-Д-Т сначала задавалась свыше в виде плановой модели, а затем реализовывалась как «рыночная операция». Словом, регулятором экономики в СССР были не рыночные отношения, а план. К такому выводу мы пришли, анализируя т.н. квадрат экономических связей между парой субъектов второго уровня.

Предприятия, входившие в состав той или иной отрасли экономики, были, как правило, территориально разобщены, но были тесно связаны между собой технологически, а также единым управлением их деятельности и общими условиями и правилами их функционирования, заданными свыше.

Соответствующая отрасль экономики воспроизводила себя в составе народнохозяйственного комплекса страны как единый организм, специализирующийся на производстве определенного вида продуктов или услуг, т.е. занимала определенное место в системе общественного разделения труда. В составе отраслевого комплекса, как правило, действовали предприятия (организации) профильные, а также учреждения, их обслуживающие (научно-исследовательские, проектно-конструкторские, строительно-монтажные, информационные, учебные и т.п.). Словом, отрасли обладали достаточной степенью автономности, особенно отрасли ВПК. В то же время каждая конкретная отрасль была связана со всеми другими отраслями народного хозяйства, получая от них продукты и услуги, а также поставляя им свою продукцию. При этом все межотраслевые связи строго регламентировались планами на базе соответствующих централизованных балансовых расчетов, и, хотя реальные потоки товаров и услуг, как правило, принимали форму товарно-денежных отношений, сами межотраслевые пропорции устанавливались в процессе планирования, а не на рынке. С одной стороны, в этом заключались преимущества плановой экономики, позволявшие в относительно короткие сроки решать важнейшие народнохозяйственные проблемы, сосредотачивая материальные, трудовые и финансовые ресурсы на приоритетных участках экономики. С другой стороны, поскольку в основе плановых решений всегда лежали директивы Политбюро, со временем в экономике СССР сформировались хорошо известные иррациональные пропорции, отражавшие волюнтаристскую сущность экономической политики руководства страны. Отставание, в частности, проявлялось в неэффективной структуре основных фондов, приводящей к огромным потерям. Так, согласно информации М.Горбачева, сообщенной им 11 апреля 1985 года на заседании Политбюро, «из 11,2 млн. тонн емкостей хранения сельскохозяйственных продуктов, только одна треть имеет охлаждение, только 19% – вентиляцию. В сахарном производстве только 20% обеспечены хранилищами, 140 мясокомбинатов не имеют холодильников. Потребности в современных машинах обеспечиваются в отрасли лишь на 55%. В результате всего этого потери сельскохозяйственного сырья – около 30%. При заготовке и транспортировке скота теряется около 100 тыс. тонн, картофеля – 1 млн., свеклы – 1,5 млн. тонн, 1 млн. – выловленной рыбы».703 Как шутили в народе – весь пар уходил в свисток.

Все рычаги управления предприятиями отрасли были сосредоточены в аппарате соответствующего министерства (ведомства). Он, аппарат, одновременно выполнял ряд функций: во-первых, представлял и защищал интегрированные экономические интересы отрасли в партийно-государственном аппарате страны; во-вторых, осуществлял управление предприятиями отрасли, проводя в жизнь политику высшего руководства государства; в-третьих, осуществлял взаимодействие с другими министерствами и ведомствами, республиками и областями. Одним словом, аппарат отраслевого министерства (ведомства) был рабочим органом определенного единого, целостного субъекта третьего уровня экономических отношений как совокупности предприятий данной отрасли народного хозяйства страны, который взаимодействовал с другими аналогичными субъектами как на планово-нормативном пространстве (на уровне министерства), так и на рынке товаров и услуг (на уровне предприятий). В составе производительных сил страны отрасль охватывала определенную часть общенародного богатства в форме основных и оборотных фондов, распоряжаясь ими на основании централизованных плановых заданий и в соответствии с директивами Политбюро и правительства СССР. В системе экономических отношений отрасль как единый субъект участвовала в создании совокупного общественного продукта, его распределении, а также в обмене товарами, услугами и информацией. В сфере потребления (производственного и непроизводственного) отрасль получала свою долю общественного продукта, обеспечивая определенный уровень удовлетворения своих потребностей.

На схеме показан механизм взаимодействия n-го отраслевого субъекта третьего уровня с другими экономическими субъектами.

Схема 6




Высшие и центральные общеэкономические

органы управления







Отраслевые Республики,

министерства Министерство области (ведомства) (ведомство) n









Предприятия Предприятия Предприятия




Отрасль n




Потоки плановой, управленческой информации.

Потоки товаров, услуг, денежных средств, информации.


Предприятия, входившие в состав той или иной отрасли народного хозяйства, одновременно являлись составной частью определенного регионального хозяйственного комплекса как субъекта экономических отношений третьего уровня.704 В СССР многие предприятия имели двойное подчинение, входя в состав союзно-республиканских министерств и ведомств.

Предприятия в данном регионе (республике, области) были объединены единым управлением, решали совместно ряд общих для них территориальных проблем (например, по развитию непроизводственной инфраструктуры), пользовались общим фондом региональных природных ресурсов (земля, вода и т.д.), трудовых ресурсов, социальных условий.

Органы управления данного региона были представителями экономических интересов всех субъектов, действовавших в его пределах, а также отвечали за комплексное развитие всех сторон жизни на подведомственной им территории, взаимодействуя с общесоюзными органами власти, а также отраслевыми министерствами и ведомствами страны.

Межрегиональные и внутрирегиональные пропорции складывались не стихийно, а в результате централизованного планирования. Однако способность центра регулировать пропорции в народном хозяйстве (межотраслевые, межрегиональные, а также на стыке отраслей и регионов, не говоря о внутриотраслевых и внутрирегиональных) имела свои физические пределы. Как отмечалось выше, степень централизации управления и планирования в СССР была чрезмерной – и в этом состояло одно из основных противоречий существовавшей системы. Субъектом экономических отношений высшего порядка (четвертый уровень) в СССР являлся народ, структурно состоявший из классов и социальных групп. Народ реализовывал себя в качестве субъекта экономических отношений не непосредственно, а через государство. Однако государство как инструмент выражения экономических интересов народа не могло быть отождествлено с самим субъектом – народом. Государство, являясь формой организации жизни общества и формой бытия субъекта четвертого уровня, т.е. народа, реализовывало свои функции с помощью аппарата управления как обществом, так и экономикой. Аппарат государственного управления со времен сталинщины в СССР был неподвластен народу, что и было причиной основного самого главного противоречия существовавшего общественно-политического строя.

Абсолютная власть партийно-государственного аппарата в СССР исторически сложилась в результате действия совокупности ряда объективных и субъективных факторов (см. гл. 3). И эта власть, как это ни парадоксально, была предоставлена аппарату именно народом, причем формально она периодически подтверждалась итогами всенародных выборов. Однако узурпация власти аппаратом не могла отменить в условиях отсутствия частной собственности на средства производства того факта, что субъектом государственной собственности оставался народ, хотя и лишенный (или точнее – лишивший себя) возможности непосредственного влияния на процесс выработки экономической и социальной политики и управления объектом своей собственности. Косвенное, опосредованное влияние на управление экономикой страны народ все-таки оказывал, ибо депутатский корпус, хотя и приглушенно, но доносил до руководства страны мнение и настроение своих избирателей. Мнение народа учитывалось в докладах органов госбезопасности и местных партийных организаций. Хотя и слабыми, но все же проводниками общественного мнения были СМИ, различные общественные организации (профсоюзы, комсомол, женские организации и т.п.).705

Аппарат государственного управления в СССР имел свою сложную структуру, включавшую в себя, в частности, органы управления субъектами третьего и второго уровней. В силу этого обстоятельства внутри самого аппарата управления постоянно и подспудно шла борьба сил, представляющих значительно различающиеся экономические интересы отраслей и регионов, получивших даже свои названия («ведомственность» и «местничество»), а также экономические интересы предприятий.706 Итогом этой борьбы являлось плановое формирование межотраслевых, межрегиональных, продуктовых и других пропорций воспроизводственного процесса. Если в капиталистической экономике пропорции складываются главным образом на рынке капитала, товаров, услуг и рабочей силы, то в системе государственного социализма они устанавливались аппаратом управления как результат взаимодействия органов управления третьего и четвертого уровней. В условиях диктатуры партийно-государственного аппарата проигрывающей стороной всегда оставались субъекты первого уровня (население), чьи экономические интересы в процессе планирования учитывались лишь в той мере, в какой они были представлены теми или иными звеньями аппарата управления. При этом следует учитывать то, что проводниками диктатуры были коммунисты, для которых повышение жизненного уровня народа всегда было программной целью. В планах, конечно, предусматривалось решение комплекса социальных задач, однако они не ставились на первое место. Да и сама логика планирования, ориентированная на преимущественное, опережающее развитие производства средств производства и отталкивающаяся не от потребностей населения, а от амбициозных целей высшего руководства страны, не могла в принципе обеспечивать приоритетного разрешения назревших социальных задач.

Противоречивость игры сил внутри аппарата состояла еще и в том, что органы управления субъектами третьего и второго уровней были не только выразителями интересов своих субъектов, но и проводниками экономической политики высшего руководства страны. Они должны были подчиняться приказам свыше не только в силу экономических обстоятельств (централизация ресурсов), но главным образом в силу причин политических (давление аппарата КПСС и помогавших им карательных органов).

Таким образом, государство в СССР было в своем роде уникальным образованием, одновременно являясь и важнейшей составной частью политической надстройки общества, и элементом производительных сил (в функции управления воспроизводственным процессом), и участником экономических отношений, будучи организующей формой, и выразителем экономических интересов субъектов второго, третьего и четвертого уровней. Каждый ответственный служащий государственного аппарата любого ранга, решая те или иные вопросы, выполнял соответственно и функцию элемента совокупной рабочей силы общества (управленец), и функцию участника экономических отношений, и функцию политика. Следует отметить, что категория «субъект экономических отношений» является не более чем абстракцией, отражающей лишь одну из граней (экономическую) многообразных отношений реального субъекта в обществе. Индивиды, семьи, коллективы работников в форме предприятий, отраслевые и региональные совокупности предприятий, народ, как субъекты экономических отношений, являлись, во-первых, носителями определенной массы потребностей, выраженной в форме экономических интересов; во-вторых, участниками отношений по производству, распределению, обмену и потреблению материальных благ, услуг и информации; и, в-третьих, персонажами в политической и нравственной жизни общества. Поскольку экономические отношения представляли собой лишь одну из сторон реальной жизни общества, многогранного воспроизводственного процесса, то выделение категории «субъект экономических отношений» является лишь методологическим приемом познавательного процесса. На реальное поведение субъектов оказывали влияние, помимо экономики и политики, и культура, и мораль, и конкретные местные традиции, и природные условия и т.д.

Подводя итог характеристике противоречий в обществе, следует отметить, что в отличие от капиталистической экономики, где доход предпринимателя определяется величиной его капитала и нормой прибыли, а доход наемного работника практически целиком зависит от цены его рабочей силы на рынке, в социалистической экономике в силу наличия общенародной собственности появляется возможность концентрации материальных и финансовых ресурсов в руках центральных органов управления, что в свою очередь дает возможность получения субъектами первого-третьего уровней дополнительных (плюс к заработанным) «бесплатных» ресурсов из общегосударственных фондов за счет механизма волевого перераспределения национального дохода. Отсюда – неизбежная борьба ведомств и административно-территориальных образований за больший кусок «общенародного пирога». Именно это характеризует систему противоречий экономических интересов между субъектами различных уровней при перераспределении национального дохода. В этой системе интересы того или иного субъекта проявляются одновременно в двух противоположных направлениях в соответствии с правилом «взять побольше, а дать поменьше».


Процесс планирования. Существенным вкладом социализма в сокровищницу мирового опыта в области управления экономикой явилось широчайшее применение метода планирования.707 Пятилетние и годовые планы в СССР всегда служили инструментом проведения в жизнь внутренней и внешней политики КПСС, точнее – политики ее высшего руководства. Органом, который непосредственно осуществлял процесс планирования, был Госплан СССР, которому методологически подчинялись все плановые органы министерств и ведомств, а также союзных республик и областей. Планы, будучи одним из инструментов политического руководства страной, имели силу закона, т.е. носили директивный характер. За ними стояла вся мощь диктатуры партийно-государственного аппарата. Именно это обстоятельство и определяло содержание плановых заданий, а также силу их воздействия на экономику. Если сама политика была волюнтаристской, то и планы, естественно, были таковыми. Другими словами, плановая система была «производной от внеэкономической функции». 708

Высшее руководство страны не занималось планированием как таковым. Это было прерогативой плановых органов. Лидеры страны определяли главные цели, приоритеты, а задача Госплана состояла в том, чтобы обеспечивать реализацию установленных высшей властью приоритетов и добиваться сбалансированности экономики с учетом целей, обозначенных политическим руководством страны. Ниже приводится схема, отражающая принципы планового руководства экономикой в СССР.


Схема 7



^ Руководство страны

(Политбюро, Совет Министров)






Госплан Наука










Министерства и Союзные республики,

ведомства области, края







Экономика







Внешняя Население

политика Оборона









Сплошными прямыми линиями на схеме обозначены потоки информации о потребностях субъектов (население; предприятия, организации и учреждения народного хозяйства; оборона; внешнеполитические ведомства), а также проекты планов структурных подразделений системы. Эти потоки информации поступали в министерства и ведомства, а также в Госплан, Совет Министров и ЦК КПСС. На их основании министерства и ведомства, союзные республики и области разрабатывали и представляли проекты своих планов в Госплан СССР. Последний на основе собранной информации о потребностях субъектов, рекомендаций научных организаций и проектов планов министерств, ведомств и союзных республик (областей, краев) составлял сводный проект плана в целом по стране и представлял его на утверждение высшему руководству страны.

В аппаратах ЦК КПСС и Совета Министров СССР вся поступавшая информация анализировалась, и готовился проект решения, который должно было принять Политбюро. После того, как Политбюро принимало решение по представленному проекту сводного плана, Госплан СССР, получив соответствующую директиву, сверстывал окончательный, откорректированный вариант плана и доводил конкретные плановые задания до министерств, ведомств и союзных республик, а те «спускали» их до исполнителей (двойные стрелки на схеме). Предприятия сферы экономики начинали выполнять установленный им план, обеспечивая конечных потребителей (население, оборону, внешнюю политику) продуктами и услугами (большие стрелки на схеме).

Такова была формальная сторона процедуры планирования. Теперь рассмотрим весь этот процесс по существу.

Потребности субъектов воспроизводственного процесса были хорошо известны как Госплану СССР, так и высшему руководству страны. И не только из заявок министерств, ведомств и союзных республик (областей), но из других каналов (статистические и социологические обследования, доклады научных учреждений, публикации в СМИ, справки КГБ и т.п.) Аппараты ЦК КПСС и Совета Министров СССР были в достаточной мере информированы о всех проблемах и узких местах в экономике, в оборонном комплексе, во внешней политике и, наконец, о жизненном уровне населения и его нуждах. Знали о потребностях субъектов и предприятия сферы экономики, которые постоянно контактировали с клиентурой.

Здесь мы подходим к одной из ключевых проблем политэкономии государственного социализма.

В плановой экономике СССР потребности, выраженные как экономические интересы субъектов, оказывали воздействие на процесс расширенного воспроизводства не непосредственно, а косвенно – через систему директивного планирования. В отличие от рыночной экономики, где экономические интересы (через механизм взаимодействия платежеспособного спроса и предложения) оказывают непосредственное влияние на рынок товаров и услуг, при государственном социализме функцию основного (но не единственного) регулятора экономики выполняло планирование.

Известно, что потребности субъектов безграничны, но их удовлетворение и при социализме было ограничено доходами субъектов, т.е. их платежеспособным спросом. Рамки этих доходов, в конечном счете, задавались объемом ВВП. Но при социализме не рынок выполнял роль балансирующего механизма, хотя он в ущербном виде и существовал, а плановая система с помощью совокупности материальных и финансовых балансов. При плановой системе распределения материальных и финансовых ресурсов всегда существовала возможность произвольного установления тех или иных пропорций удовлетворения платежеспособного спроса, в частности, посредством механизма перераспределения финансовых ресурсов, т.е. регулирования объема платежеспособного спроса в соответствии с заданной верхами системой приоритетов. Все это давало возможность внеэкономического воздействия на формирование структуры народного хозяйства, что в действительности и происходило в СССР, начиная с конца 1920 годов, когда стали составляться пятилетние планы.

Приоритетами экономической политики, проводимой высшим руководством страны, в условиях неослабевающего глобального противостояния двух систем (социалистической и капиталистической) были военные программы, наступательная внешняя политика, наращивание общей экономической мощи государства. Итогом проведения такой политики стало то, что, «начиная с определенного периода, мы жили в условиях хронического структурного неравновесия, когда сумма всякого рода целевых программ превышала наши текущие возможности и сама структура инвестиционных программ не соответствовала целям их реализации, а значит – порождала неравновесие. Поэтому в задачу Госплана входила постоянная концентрация усилий для восстановления нарушенного структурного равновесия».709

Госплан, наверное, делал все возможное для сбалансирования экономики. Однако было бы ошибочным отделять Госплан от самых верхних эшелонов власти, противопоставлять его Политбюро или видеть в нем только слепого исполнителя воли вождей партии и государства. Это не так. Госплан был неотъемлемой и важнейшей частью партийно-государственного аппарата. Он принимал самое активное участие в выработке направлений экономической политики, помогая Политбюро и правительству в их работе. Правда, после расстрелянного по приказу И.Сталина Н.Вознесенского, который во время войны и в послевоенные годы возглавлял Госплан СССР и был членом Политбюро, ни один из последующих председателей Госплана не входил в круг высших руководителей партии и государства.710 Однако это никоим образом не снимало с них ответственности за принятие принципиальных решений в области экономической политики.

О том, как высшие руководители страны справлялись со своими обязанностями, пойдет речь в этой главе, в параграфе «Советы и диктатура», здесь же следует отметить, что несбалансированность и серьезные структурные диспропорции, явственно проявившиеся уже в 1970 годах, были следствием ошибочных решений, принятых в Политбюро и проводившихся в жизнь через плановую систему. Причины, приведшие к кризису экономики в 1980 годы, скрывались в сфере политики.

Анализируя применение планового метода в условиях тоталитарной системы, нельзя не видеть, что сама плановая система была деформирована, искажена диктатурой партийно-государственного аппарата. Плановая система, по выражению Ю.Яременко, стала иррациональной.

Рассмотрим вопрос о деформации плановой системы в СССР более детально. По мнению Ю.Яременко, деградация плановой системы была вызвана чрезмерными военными программами и иррациональной структурой экономики. «Сама по себе эта иррациональная структура являлась результатом сверхвысокой нагрузки на экономику. Директивные методы планирования весьма случайно соотносились с производственным потенциалом. Плановые показатели большей частью выражали желание, намерение, но не были подкреплены реальными ресурсами. Любой директор предприятия мог пустить свое производство вразнос, чтобы выполнить план, а мог спрятать резервы и долго их хранить. Другими словами, «сверху» шли плановые требования, а «снизу» под них формировались контрстратегии, очень часто связанные с потерями ресурсов. Особенно в сельском хозяйстве. Там это проявлялось в самых грубых формах – вплоть до разрушения плодородия почвы, то есть осуществлялась варварская стратегия: выжить сегодня любой ценой. В конечном счете, все это выливалось в глобальные диспропорции, которые вынуждали на следующем этапе для поддержания равновесия еще больше усиливать административное давление. Возник порочный круг, где давление плановой системы разрушало экономику, делало ее все более неравновесной, что в свою очередь вело к еще более жесткому давлению».711

В условиях диктатуры партийно-государственного аппарата действовала чрезвычайно централизованная система управления экономикой страны, где решения по всем главным проблемам принимались на самом верху. Именно верха определяли цели и направления экономической политики. Активное участие в формировании экономической политики, повторяю, принимал и Госплан СССР. Однако плановая система целиком и полностью находилась в подчинении верхнего эшелона власти, получая от нее политические директивы по составлению пятилетних и годовых планов. Плановые органы страны, располагая достаточной информацией о ресурсном потенциале экономики и выполняя директивы руководства государства, вынуждены были давить на экономику, спуская предприятиям сверхвысокие задания. Таким образом, плановая система, являясь органической составной частью политической системы, участвовала в реализации волюнтаристской экономической политики. 712

Однако никак нельзя ставить знак равенства между плановой системой и планированием как методом управления экономикой. Планирование и при государственном социализме применяло стандартный набор методологических приемов, целью которых было обеспечивать динамичное, пропорциональное развитие экономики на основе трезвого учета всех факторов, влияющих на процесс расширенного воспроизводства. Однако в условиях жесткого, централизованного, административного управления экономикой процесс научно обоснованного планирования был существенно ограничен. Попробовал бы председатель Госплана СССР взбунтоваться и не выполнить директиву Политбюро! Его тотчас сняли бы со своего поста. Деформация плановой системы в СССР была неизбежностью, что и делало ее иррациональной.

Иррациональность деформированной плановой системы порождала макроэкономическое неравновесие экономики страны. Оно проявлялось по многим параметрам, основными из них были: диспропорция между первичными ресурсами (рабочая сила, сырье, энергоносители) и перерабатывающими отраслями, диспропорция между отраслями, производящими средства производства, и отраслями, производящими предметы потребления. 713

Иррациональность плановой системы, обусловленная тоталитарным политическим строем, – это лишь одна сторона медали. Была и другая. Для понимания ее сути рассмотрим следующую схему: Схема 8




Уровень 1. ^ Госплан СССР Другие межотраслевые

vvedenie-uchebnoe-posobie-balashov-2004-udk-796.html
vvedenie-uchebnoe-posobie-dlya-studentov-visshih-uchebnih-zavedenij-izdanie-2-e-dopolnennoe-i-pererabotannoe.html
vvedenie-uilyam-bonner-eddison-uiggin-sudnij-den-amerikanskih-finansov-myagkaya-depressiya-xxi-v.html
vvedenie-v-bibliografiyu.html
vvedenie-v-biznes-programmi-i-zadaniya-na-20042005-uchebnij-god-4-kurs.html
vvedenie-v-dolzhnost-s-k-mordovii-rekomendovano-sovetom-uchebno-metodicheskogo.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-vstupitelnih-ekzamenov-po-matematike-i-teorii-i-metodike-obucheniya-matematike-v-aspiranturu-po-specialnosti-13-00-02-teoriya-i-metodika-obucheniya-i-vospitaniya-matematika.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-anatomiya-centralnoj-nervnoj-sistemi.html
  • letter.bystrickaya.ru/ob-organizacii-gosudarstvennoj-itogovoj-attestacii-vipusknikov-osvoivshih-obrazovatelnie-programmi-osnovnogo-obshego-obrazovaniya-v-2011-2012-uchebnom-godu-s-u.html
  • pisat.bystrickaya.ru/testi-ent-i-pgk-onlajn-test-po-istorii-kazahstana-s-otvetami-stranica-3.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/kreshenie-s-nebes-rasskazi-o-chudesah.html
  • thescience.bystrickaya.ru/kniga-izdana-pri-finansovoj-podderzhke-stranica-5.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/organizaciya-socialnogo-obsluzhivaniya-pozhilih-lyudej-na-domu.html
  • textbook.bystrickaya.ru/informacionnaya-spravka-po-shkole-stranica-6.html
  • holiday.bystrickaya.ru/metodika-obucheniya-udk37208-koncepciya-samoobrazovaniya-osnovnieponyatiyaistruktura-10-udk159-12-narosina.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tipologiya-lichnosti-po-majers-briggs.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/psihologiya-chelovecheskoj-agressii-stranica-26.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-dlya-studentov-iv-kursa-specialnostej.html
  • report.bystrickaya.ru/investicionnij-cikl-investicii-i-ih-mesto-v-ekonomicheskoj-sisteme.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programma-vstupitelnih-ispitanij-po-discipline-russkij-yazik-baza-11-klassov.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/liturgicheskaya-stranica-poslanie-ego-svyatejshestva-benedikta-xvi-na-velikij-post-2007-g-4.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-meropriyatij-prazdnovaniya-dnej-istoricheskogo-i-kulturnogo-naslediya-moskvi-18-aprelya-i-18-maya-2009-goda-2009-g.html
  • lecture.bystrickaya.ru/7-logistika-kompleksnaya-programma-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-municipalnogo-rajona-mechetlinskij-rajon.html
  • grade.bystrickaya.ru/normativno-pravovie-akti-chast-5.html
  • books.bystrickaya.ru/e-p-kojnova-prisutstvovali.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/upominaniya-mincportturizma-rf-30-06-2010-01-02-201-2-glavnie-novosti-sporta-5.html
  • grade.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-k-vipolneniyu-kontrolnih-rabot-i-domashnih-zadanij-referatov-po-discipline-sociologiya-truda.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/principi-ispolzovaniya-transporta-pri-formirovanii-turistskih-marshrutov-v-obedinennih-arabskih-emiratah.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-anglijskomu-yaziku-dlya-6-klassa-uchitelya-stranica-3.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-statistika-stranica-9.html
  • doklad.bystrickaya.ru/velikoj-pobede-posvyashaetsya.html
  • control.bystrickaya.ru/doklad-graficheskie-tehniki-izuchenie-osnov-stankovoj-grafiki.html
  • abstract.bystrickaya.ru/34-priemka-otchetnih-materialov-konkurs-3-razdel-i-priglashenie-k-uchastiyu-v-konkurse-3.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/great-britan.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/teoretichn-aspekti-operacjnogo-radobznesu.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-ii-kovrovij-sakvoyazh-german-melvill-mobi-dik-ili-belij-kit.html
  • institut.bystrickaya.ru/sreda-etnicheskaya-k-kadastr-v-ekologii-cheloveka.html
  • urok.bystrickaya.ru/prikaz-ot-08-2010g-terentev-a-s-avgusta-2010g.html
  • desk.bystrickaya.ru/polozhenie-o-ii-vserossijskom-festivale-hudozhestvennogo-tvorchestva-malochislennih-finno-ugorskih-i-samodijskih-narodov-i-obshie-polozheniya.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sergej-lazarev-diagnostika-karmi-kniga-2-stranica-8.html
  • institut.bystrickaya.ru/tehniko-ekonomicheskoe-obosnovanie-tehnologiya-bezavarijnoj-ekspluatacii-aes-i-uvelicheniya-energoeffektivnosti-na-mes-sisteme-mes-t2-2020.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.