.RU

Законы развития языка - страница 6


ударения, т.е. сохранение и развитие дифференцирующей функции ударения в грамматических формах имен существительных (например, дома - род. п. ед. ч.; дома - им. п. мн. ч.). Грамматикализация ударения естественно связана с тенденцией к подвижности. И то и другое создает большую степень вариантности форм в современном русском языке. Например, при словоизменении некоторые разряды имен существительных меняют неподвижное ударение на подвижное: тираж - тиража тиража; гуляш - гуляша гуляша; мост - моста моста; гусляр - гусляpa гусляра.

Интересны данные словарей середины и конца 90-х годов XX в. Например, в словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой (1995, 1998) дается единственная форма род. падежа гуляша; а род. падеж от гусляр, мост имеет, по рекомендации Н.Ю. Шведовой, обе формы: гусляра и гусляра, моста и моста. Существительное тираж образует только форму тиража (по данным того же словаря), т.е. новое флективное ударение либо стало равноценным исходному корневому, либо вообще вытеснило старое ударение. Для сравнения: Д.Н. Ушаков считает форму род. падежа моста областной. Хронологические разночтения в рекомендациях наблюдаются и в формах листаж - листажа -> листажа (Н.Ю. Шведова дает только новую форму со смещенным ударением - листажа) и шантаж - шантажа шантажа (у Н.Ю. Шведовой литературной считается форма шантажа, а Д.Н. Ушаков считает такую форму просторечной). Хронологически разные оценки форм достаточно показательны: Д.Н. Ушаков ориентируется на принятое в начале XX в., Н.Ю. Шведова фиксирует факты конца XX в.

Кстати, у трехсложных слов старое ударение в род. падеже сохраняется неизменно: патронажа, арбитража, патронташа, камуфляжа, репортажа, саботажа, вернисажа. У двусложных слов вариантов уже нет, флективный акцент оказывается единственным: багаж - багажа, витраж - витража, гараж - гаража, вираж (спец.) - виража (полет самолета), но вираж (спец.) - виража (раствор, используемый в фотографии).

Акцентологическое развитие получили и формы род. падежа ед. числа у ряда других имен, в формах которых акцент сместился в сторону окончания: угля угля, груздя груздя, холма холма, стебля стебля (схожие явления наблюдаются и в формах кратких прилагательных: полны полны, близки близки, верны верны. Хотя не все слова приняли такое ударение: гадки, жутки, сладки.

Тенденция к подвижности ударения у имен захватила большие пласты слов и породила вариантность в рамках нормативности.

Особенно активно варьирование у приставочных имен: обжиг, отсвет, привод, прикус, искус и др. Данные варианты в современном русском языке дифференцированы стилистически и грамматически в формах ед. и мн. числа, а некоторые и семантически. Ср.: привод - привод (устройство или система устройств для приведения в движение различных машин) и привод (принудительно доставить).

Подвижность ударения в таких словах возникает в профессиональной речи и просторечии: привода, припуска, отчасти и в литературном языке: отпуска, провода (отпуск, провод). В исходной форме им. п. ед. числа вариантные формы подобных имен по-разному оцениваются современными словарями, т.е. норму можно считать неустоявшейся. Так, например, Н.Ю. Шведова (Словарь С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой, 1995, 1998) дает формы привод и привод (устройство в машине) как равноценные, тогда как в более ранних изданиях Толкового словаря С.И. Ожегова дана только форма привод (во всех значениях); то же со словом отсвет и отсвет: Н.Ю. Шведова дает формы как равноценные, С.И. Ожегов (1949 г.) - отсвет, С.И. Ожегов (1972) - отсвет. То, что обе формы закрепились как равноценные варианты, вполне объяснимо: с одной стороны, действуют словообразовательные ассоциации (свет, просвет, рассвет, полусвет - морфема свет оказалась очень сильной), с другой - действует структурно-семантическая аналогия (отблеск, отзвук, отклик). Акцентные варианты искус и искус, прикус и прикус тоже имеют длительную и интересную историю. Отклонением от нормы считались то одни варианты, то другие. Эти колебания отражены в словарях. Только искус дает С.И. Ожегов (1952); искус и искус - С.И. Ожегов (1972); искус дает Н.Ю. Шведова (1995) и искус помечает как устаревшее. Постепенно изгоняется и вариант прикус из пары прикус - прикус.

Однозначно воспринимаются варианты кета и кета, базилика - базилика, обух - обух, кирза - кирза (соответственно кирзовый и кирзовый).

В других случаях вариантность в современном русском языке исчезает, и один из вариантов устаревает, освобождая место более сильному, так случилось, например, с парой щепоть и щепоть, в которой первая позиция (щепоть) была утрачена языком. Относительно слова трапеза обычно в словарях расхождений не бывает - оно дается в варианте первоисточника (греч. trapeza - стол, кушанье). Однако в Словаре С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой (1998) даны две формы трапеза и трапеза без стилистических помет, как равноправные даны и формы прилагательного трапезный и трапезный, но субстантивной форме трапезная (монастырская столовая) Н.Ю. Шведова отдает предпочтение, снабжая другой вариант трапезная пометой «устар.». Получается не очень убедительно такое распределение оценок форм. Смещение ударения, видимо, возможно только в приставочном прилагательном затрапезный (вид) и существительном затрапезность, здесь вступают в действие фонетические и морфологические причины (удлинение слова за счет приставки и установление ритмического равновесия). И то и другое слово Н.Ю. Шведова помечает как разг., в то время как исходная форма трапеза такой оценки не имеет.

Противоречивыми часто бывают указания словарей и относительно вариантов договор - договор (соответственно - договоры и договора). Долгое время литературной признавалась только форма договор (договоры). Д.Н. Ушаков формы договор и договора помечал как просторечные, а БАС - как неправильные. И только к концу XX в. эти бывшие просторечные формы оказались узаконенными: Н.Ю. Шведова дает обе формы (договор и договор), правда, вторую помечает как разговорную (но не просторечную!).

Варианты приговор и приговор тоже не обойдены лексикологами. БАС приговор квалифицирует как просторечие, MAC - как разговорное; С.И. Ожегов (1972) обе формы дает как равноценные варианты; Н.Ю. Шведова (1995) дает только приговор, вообще исключая второй вариант. Такая противоречивость в оценке акцентных вариантных форм объясняется двумя причинами: 1) объективно процесс становления нормы (фонетической, стилистической) еще не завершился; 2) не исключается и доля субъективности в оценке форм, разного отношения к узусу и использованию возможностей языка.

Чтобы выявить активно действующие акцентные тенденции, видимо, необходимо проследить, сопоставить употребление разных форм в разных языковых сферах - в кодифицированном литературном языке, в профессиональной речи, в речи разговорной. Процентное соотношение употребления акцентных вариантов в разных сферах языка может помочь более объективно оценить путь следования форм к литературной норме.

^ Тенденцию к грамматикализации можно пронаблюдать на различении форм прилагательных и причастий одного корня: развитый - развитой; налитый - налитой; испитый - испитой; завитый - завитой, обжитый - обжитой, занятый - занятой и нек. др. Четко к прилагательным относятся акцентологические варианты налитой, снятой, испитой (налитое яблоко, снятое молоко, испитое лицо). И вообще формы на -ой чаще выступают в роли прилагательных (обжитой дом, развитой ребенок). Что же касается форм с ударением на приставке или корне, то здесь принцип грамматикализации ощущается недостаточно четко. Неоднозначны и указания в словарях и справочниках. Разграничение форм прилагательных и причастий в акцентных парах завитый, налитый, развитый затруднительно и связано с семантикой этих слов: формы, прямо связанные с глаголами, т.е. имеющие процессуальное значение, выступают в качестве причастий и имеют корневой акцент: налитый (налить), развитый (развить веревку), завитый (завить волосы). В использовании формы с приставочным акцентом (занятый, развитый, обжитый) различия обнаруживаются на синтаксическом уровне (причастие или прилагательное): человек, занятый делами; мысль, развитая в работе, дом, обжитый нами - занятый работник, развитый ребенок, обжитый дом. Надо сказать, что слова с префиксальным акцентом далеко не всеми принимаются как нормативные. Например, форма развитый (ребенок) как прилагательное снабжается запретительной пометой у Р.И. Аванесова, К.С. Горбачевича, Д.Э. Розенталя, хотя как убедительно доказывает С.Н. Борунова, в современном языке, «когда произошла стилистическая нейтрализация приставки раз-, стало возможно префиксальное ударение в причастии и прилагательном» (подчеркнуто нами. - Н.В.) развитый. В картотеке Института русского языка зафиксированы в прилагательных оба ударения: нормативное - развитой и ненормативное - развитый. Можно полагать, что нормативность флективного акцента в 60-70-е годы во многом стимулировалась частотностью употребления официальных терминологических сочетаний типа «развитой социализм», что оттесняло на периферию языка форму развитый. Современный материал свидетельствует о расширении употребительности префиксального ударения у прилагательного, и потому его можно признать вариантом нормы при предпочтительном варианте развитой.

Не варьируется ударение лишь в причастии развитый (развитая веревка) и в сложных прилагательных (слаборазвитый). Прилагательные развитой и развитый в качестве одиночных определений равноценны нормативно, в определительных оборотах же предпочтительнее оказывается форма прилагательного с приставочным ударением - экономически развитый район.

Изменения, происшедшие в ударении заимствованных слов в течение двухсот лет проанализированы в книге А.В. Суперанской. Здесь выявлены причины и тенденции акцентных изменений. Колебания в ударении заимствованных слов объясняются степенью освоенности их русским языком. Чем больше чужое слово живет в русском языке, тем более подчиняется оно заимствующей системе, находя в ней аналогии, образцы для подражания.

Современные заимствования (конец XX в.) пока еще не «обжились» в русском языке, и потому в большинстве случаев ударение в них соответствует языку-источнику.

Сегодня это в основном английские слова, а сфера распространения их - профессиональные языки специалистов (компьютерная техника, финансовая и коммерческая деятельность, спорт, отчасти политика, музыка и др.). В массы новое слово попадает через периодическую печать, радио, телевидение.

Основной акцентный принцип заимствования сегодня - следование ударению языка-источника. Так, сохраняют ударение на первом слоге слова на -ер и -ор (бартер, брокер, дилер, менеджер) и слова на -инг (брифинг, лизинг, рейтинг, холдинг). Слово маркетинг уже заметно стало колебаться в сторону более естественного для русского языка варианта - маркетинг.

Односложные слова типа файл, грант имеют неподвижное ударение при склонении на русский лад (файла, гранта). Перенос ударения на окончание крайне редок (например, хит - хиты, хитом, а также в речи молодежи - битлы, джины).

Что же касается старых заимствований, то норма здесь давно уже утвердилась и отклонения составляют редкое исключение. Например, слова на -лог перенесли ударение на предпоследний слог: филолог филолог, мифолог мифолог, новые заимствования сразу имеют вторую форму - рентгенолог, офтальмолог, уфолог, тюрколог, текстолог, политолог. Неодушевленные имена на -лог сохраняют ударение финальное (каталог, каталог - нелит. форма; монолог).

То же произошло со словами на -граф, -метр: литограф литограф, лексикограф лексикограф, стенограф стенограф; арифмометр арифмометр, хронометр хронометр. Еще в 20-е годы утвердились формы барометр, термометр.

Среди заимствованных имен собственных существует явная конкуренция акцентных вариантов - заимствованного и русифицированного. Общая тенденция к русификации заимствованных собственных имен очевидна, но в разных языковых сферах колебания все-таки существуют.

Многие из русифицированных вариантов в настоящее время уже стали традиционными, например, мы говорим Анкара, Гаити, Гондурас, Панама, Хиросима, Вашингтон, Белград, но: турец. Анкара; исп. Аити, Ондурас, Панама; японск. Хиросима; англ. Бостон, Уошингтон; сербскохорв. Београд. Разные варианты названий зарубежных стран могут возникнуть в результате несовпадающих рекомендаций. Так, к Словаре географических названий зарубежных стран дается форма Шри-Ланка. Другое ударение подтверждено посольством Шри-Ланки - Шри-Ланка. БЭС дает оба варианта - Шри-Ланка и Шри-Ланка.

Отмечено, что в речевой практике довольно часто встречаются акцентные варианты географических названий, даже в пределах одной страны. Например: Мурманск и Мурманск, Череповец и Череповец, Обская губа и Обская. Как правило, Словарь для работников радио и телевидения дает более распространенный вариант, он же традиционный. Традиционно по-русски произносятся имена Шекспир, Рембрандт, Шоу Бернард, Дэвид Копперфильд, Сенека и др. Ударения языка-первоисточника используются только в особых, специальных условиях (Шекспир, Рембрандт, Шоу Бернард, Сенека, Дэвид Копперфильд). Однако случается, что источники бывают разные, например, фамилия художника Пикассо произносится либо по-французски Пикассо, либо по-испански Пикассо (французский художник испанского происхождения). Словарь для работников радио, ориентируясь в принципе на традиционные, более распространенные варианты, дает форму Пикассо.

Таким образом, чаще побеждают варианты, сложившиеся в речевой практике - русифицированные. Однако усиление международных контактов влияет на нормализаторскую деятельность, и в настоящее время обнаруживается стремление к восстановлению произношения языка-источника. Произносить собственные имена так, как они произносятся в первоисточнике, - очевидная тенденция сегодняшнего дня. Так сталкиваются две тенденции, дающие два разных варианта - русифицированный и сохранивший свое «иноземное лицо». Такая двойственность в жизни заимствованных слов заметна не только в сфере собственных имен, но и среди имен нарицательных. В большинстве случаев новые заимствования звучат «по-иностранному», но одновременно появляются и некоторые отклонения от этой общей тенденции, например, маркетинг все чаще уступает место маркетингу, что ближе русскому типу ударения (к тому же действует аналогия с двусложными словами на -инг- холдинг, рейтинг, лизинг), а слово менеджмент на русской почве тяготеет к лексической группе давно освоенных русским языком слов с ударным -мент (эксперимент, документ, ангажемент, пигмент, фрагмент, комплимент, абонемент, рудимент, медикамент, дивертисмент, аргумент, инструмент, компонент и др.), хотя при этом представлены и другие акцентные формы (фундамент, регламент, орнамент, департамент). Отдельные слова имеют стилистическую вариантность: апартамент - апартамент. В частности, форму апартамент А.А. Зализняк считает устаревшей (Грамматический словарь русского языка. - М., 1977), а Н.Ю. Шведова (1998) и В.В. Лопатин (1999) дают обе формы как нейтральные равноправные (причем исходной формой избирается форма множественного числа - апартаменты).

При рассмотрении акцентных характеристик слов необходимо учитывать собственно вариантность в рамках слова и случаи семантического расхождения разноакцентных лексем, например: запасный выход - запасной игрок; страстный взгляд - страстная неделя; языковая колбаса - языковой процесс; подвижный ребенок - подвижной состав; чудный пейзаж - чудной (странный) случай. Даже при одном значении может оказаться разная сочетаемость слов: атомная бомба - атомный вес (терминологические варианты). И, конечно, не принимаются во внимание омографы, например, глаголы бронировать (от броня) - закреплять что-либо за кем-либо и бронировать (от броня) - покрывать броней; отсюда бронированный номер в гостинице и бронированный поезд. Форма бронь обычно словарями не фиксируется как нелитературная, хотя у Н.Ю. Шведовой (1998) бронь дана с пометой «просторечн.».

Состояние современного русского языка в акцентном отношении с очевидностью свидетельствует о живых процессах, приводящих в движение всю акцентную систему. В разных классах слов намечаются тенденции к смене традиционных ударений. Существование акцентной вариантности дает богатый материал для стилистической дифференциации языковых моделей. Стремление к унификации форм ощущается в рамках литературного языка, нейтрального в стилистическом плане, а также отчасти на уровне разговорной речи в бытовом общении. Однако такая тенденция не может быть механически перенесена на речь художественную, где именно стилистические и семантические нюансы оказываются наиболее ценными и важными. Здесь оценки «правильно» или «неправильно» маловразумительны, поскольку не имеют принципиальной значимости.

Формальные варианты слов могут иметь разные контекстуальные ассоциации. И тут-то вариантность как речевая избыточность используется соразмерно с конкретной ситуацией, когда формальный штрих может оказаться носителем особого смысла, особого стиля, особого восприятия. Возьмем, например, историю лексикографической оценки вариантной пары прилагательных вишневый и вишнёвый. Постепенно речевая практика вытеснила первоначальную форму, более близкую мотивирующей основе, материально связанную с ней (вишня - вишневый). На смену пришла форма с более широкими ассоциациями, отрывающими ее от конкретной вишни. Форма вишневый ушла в тень. В 40-е годы Словарь Д.Н. Ушакова снабдил ее малопривлекательными, сниженными характеристиками - разг., устар., обл., а в 90-е годы лексикологи вовсе отказали ей в месте в словарях (см. Словарь С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой, 1998). Интересен небольшой эпизод из истории постановки пьесы А.П. Чехова в Художественном театре. К.С. Станиславский в своей книге «Моя жизнь в искусстве» рассказывает, что первоначально Чехов назвал пьесу «Вишневый сад» (так звучало это название), но потом решил, что «Вишнёвый сад» созвучнее его душевному складу и тому настроению, которое он хотел передать в пьесе. Чехов почувствовал в нежном звуке jo поэзию уходящего, тогда как в названии «Вишневый сад» он видел сад деловой, коммерческий, приносящий доход. Так, сдвиг в акценте слова помог Чехову (во всяком случае он индивидуально это почувствовал) поменять акценты в сути содержания пьесы, помог Чехову оказать предпочтение поэзии уходящей усадьбы, ее настроению, быту перед натиском новых, деловых идеалов. Хотя в другой ситуации, у другого автора вполне поэтично может вписаться в контекст и «приземленная» форма вишневый. Ср. у А. Блока:

Ты из шепота слов родилась,

В вечереющий сад забралась

И осыпала вишневый цвет,

Прозвенел твой весенний привет.

Кстати, здесь действительно больше подходит употребление прилагательного с буквальным смыслом - опавшие цветы вишни.

Еще один пример, иллюстрирующий семантико-стилистическую функцию ударения. В газете «Правда» от 25 февраля 1990 г. было помещено интервью Е. Леонова (взял интервью И. Овчинников). Е. Леонов высказал свою мысль так: «Захаров на меня обижается, когда говорю, что спектакль не был доведен до конца, но считаю, что сама мысль сыграть Иванова таким, знаете ли, простым - Ивановым, - по-моему, чрезвычайно интересная».

Как видим, акцентные варианты способны передавать функционально-стилистические и семантические нюансы, однако, как свидетельствует К.С. Горбачевич, преувеличивать значение этих возможностей не стоит. В основном все-таки варианты фиксированы хронологически: устаревшее, устаревающее, новое. Именно выяснение хронологического соотношения вариантов в процессе их смены оказывается наиболее существенным для нормализаторской оценки. Особого внимания, конечно, требуют варианты социально-профессиональные. Они противополагаются общелитературным. Однако особенно очевидным это оказывается только в том случае, когда действительно имеется противопоставление (например, компас и компас, рапорт и рапорт, добыча и добыча и др.), что же касается сугубо профессиональных слов, не выходящих за рамки специального употребления, то тут нормализаторская работа вообще лишается смысла, так как не существует сопоставительного общеупотребительного варианта (например, офсет, терцет, слалом, ротор, подсека и др.).

При установлении нормативных оценок конкурирующих акцентных форм главным оказывется установление общего направления в изменении ударения, выявление глобальных тенденций; иногда установить их бывает трудно из-за чрезвычайно медленного течения процесса убывания вариантов и их смены. Кроме того, поскольку ударение - это явление устной речи, оно менее регулируемо, нежели знаки речи письменной, менее поддается нормализации.

7.

Активные процессы в лексике и фразеологии

Лексика, лексический фонд языка, как составная часть единой языковой системы, существенно отличается от других сторон языка - фонетического строя, морфологии, синтаксиса. Это отличие состоит в непосредственной обращенности к действительности. Поэтому именно в лексике прежде всего отражаются те изменения, которые происходят в жизни общества. Язык находится в постоянном движении, его эволюция тесно связана с историей и культурой народа. Каждое новое поколения вносит нечто новое не только в общественное устройство, в философское и эстетическое осмысление действительности, но и в способы выражения этого осмысления средствами языка. И прежде всего такими средствами оказываются новые слова, новые значения слов, новые оценки того значения, которое заключено в известных словах.

Коренные изменения, произошедшие в 90-е годы XX в. во всех сферах нашей жизни, серьезным образом сказались на словарном составе русского языка. Изменение государственности, отказ от прошлых социальных, экономических, политических и духовных основ общественной жизни значительно ускорили, в каких-то случаях обнаружили, вывели на поверхность эволюционно подготовленные процессы в языке и прежде всего в его словарном составе, который в настоящее время, в конце XX столетия, в буквальном смысле переживает неологический бум. А если учесть еще и тот факт, что в последнее время, по подсчетам ученых, объем знаний, которыми располагает человечество, удваивается каждые десять лет, то будет понятен стремительный рост словаря. Ведь для каждого нового понятия нужно новое обозначение. К тому же в ходе языковой эволюции используется и содержательно-смысловой потенциал, заложенный в самом словарном составе: изменение значений слов, переосмысление, наращение новой семантики, стилистические переоценки слов - все это, наряду с рождением новых слов, значительно расширяет и обогащает словарь языка, усиливает его потенции. Появление новых слов и словосочетаний, в которых находят отражение явления и события современной действительности, стимулирует и внутриязыковые процессы - в области словообразования, словоупотребления и даже словоизменения.

Период перестройки, распад СССР, смена государственной системы изменили сами условия функционирования русского языка, его коммуникативно-прагматический характер. Небывалая популярность средств массовой информации в настоящее время резко изменила акценты в сферах влияния на развитие языка, особенно в его литературной форме. Активность СМИ, их установка на живое непринужденное общение не только повлияли на изменение норм литературного языка в сторону их либерализации, но и изменили психологическое отношение населения к языку, явно стимулирующее расшатывание литературных норм, ставящее под сомнение их незыблемость и обязательность. Расширение сферы спонтанного общения резко сузило общение официально подготовленное, выверенное и откорректированное. Это открыло границы литературного языка для лексики разговорной, просторечной, жаргонной. Свобода форм выражения породила тенденцию к небывалому словотворчеству. Современные авторы текстов, устных и письменных, не сковывают себя литературными традициями и не ограничивают тщательным выбором слов. В сфере публичного общения стирается и ослабляется официальность.

Наряду с этим интенсифицирован и процесс иноязычного заимствования. Среди новых слов много прямых заимствований, но значительное количество слов создано на русской почве, путем использования иноязычных приставок или корневых частей слова наряду с русскими. Все это говорит об открытости лексической системы русского языка, ее активности и жизнеспособности. Слова не просто входят в язык, но творчески перерабатываются и приспосабливаются к чуждой для них среде, оказавшейся достаточно сильной, чтобы подчинить себе инородное.

В основе активных процессов в лексике лежат изменения в психологической установке масс, в их новом «языковом вкусе».

Ю.Н. Караулов замечает: «До эпохи гласности мы в основном вели тихие диалоги, а речи с трибун звучали ритуально, как громкая читка письменного текста. Язык таких речей получил у зарубежных русистов даже свое название langue de bois - «деревянный» или «дубовый язык». Теперь все изменилось. Официальные лица не говорят «по бумажке». Но эта положительная в целом ситуация породила многие проблемы, связанные с недостаточной грамотностью выступающих, неумением логично и выразительно построить публичную речь. Часто в публичной речи бывают неверные ударения, неуклюжие сочетания. Это вызывает озабоченность в профессиональной интеллигентной среде. Возникают опасения по поводу «порчи» русского языка. Однако к русскому языку это не имеет отношения, поскольку свидетельствует лишь о недостаточной образованности его носителей. Сам же язык в настоящее время получил мощный стимул для своего развития. И наиболее заметными и яркими оказались процессы в лексике и фразеологии, т.е. в том ярусе языковой системы, который всегда «находился на переднем крае», где новое оказывалось мгновенным откликом на процессы, протекающие в жизни самого общества.

7.1.

Основные лексические процессы

Среди внешних причин изменения словарного состава языка обычно называют развитие техники и науки, расширение международных контактов, специализацию профессиональной производственной деятельности, изменения в экономической, политической жизни. Все это причины социального плана. Но слово - это не только наименование (новых предметов, понятий), это и единица языка. Следовательно, есть и внутренние причины изменений, вытекающие из внутренней сущности объекта - самого феномена языка. Например, закон асимметричности языкового знака приводит к расширению или сужению круга значений в слове, стимулирует переход вариантов в отдельные самостоятельные слова; закон языковой аналогии помогает созданию новых слов по известным словообразовательным моделям; закон языковой экономии действует при образовании слов-композитов и тд.

Основные процессы в лексике известны. Они с большей или меньшей степенью интенсивности протекали в языке всегда, во все периоды его функционирования. Но в настоящее время эти процессы оказались в высшей степени активными, поскольку активно изменилась наша жизнь. Это уход из употребления устаревших или устаревающих слов, выражающих неактуальные для сегодняшнего дня понятия; это появление новых слов, понятийно актуальных, ранее отсутствовавших в языке; это возвращение к жизни прежде неактуальных лексем, связанных с понятиями религии, дореволюционного образования, административно-территориального деления, социальной структуры общества; это переоценка некоторого круга слов, связанных с социально-экономическим переустройством российского общества; это иноязычные заимствования и разрастание сфер распространения жаргонной лексики и расширение состава лексических групп социально или профессионально ограниченного использования.

Уходят из употребления целые пласты лексики, обозначающие реалии советской действительности: партком, соцсоревнование, планерка, агитбригада, колхоз, колхозник, совхоз; стандартные клише, сложившиеся за годы советской власти: председатель колхоза, ударник коммунистического труда, великие стройки коммунизма, коммунистическое воспитание, трудовой порыв, советский образ жизни, исторические решения пленумов партии, маяки пятилетки, ленинский стиль руководства. Многие выражения из ритуального языка социалистического общества получают отрицательную оценочность, употребляются в иронических контекстах: светлое будущее, счастливое детство, мудрый вождь, учитель; родное советское правительство; руководящая и направляющая; ум, честь и совесть и др. На базе подобных клише возникают по их образцу иронические сочетания типа светлое прошлое, вперед к капитализму, назад в светлое будущее, капитализм в отдельно взятой области и др.

Возвращаются к активной жизни слова, бьющие в глубинных запасниках языка: наименования социальной структуры дореволюционной России - атаман, казачий круг, дворянское собрание, купечество; административная лексика - губернатор, департамент, муниципальный округ; лексика образования - гимназия, лицей; названия лиц по социальному статусу - предприниматель, коммерсант, акционер; религиозная лексика старославянского происхождения - благорасположенность, благотворительность, инакомыслие, покаяние, милосердие; конфессионная лексика - вера, всенощная, грех, заповедь, исповедь, литургия.

Многие из возвращенных слов получили переоценку. Обычно в работах, посвященных изменениям в современном русском языке, говорится, что возвращенные к жизни слова - буржуазия, капитализм, предприниматель, коммерсант, биржа, торги - раньше воспринимались в советском обществе со знаком минус, теперь же они получили прямо противоположную оценку. Отчасти это действительно так. Во всяком случае они стали законно нейтральными, отражающими новые реалии жизни. Но есть мнение, что такие слова обладают «расщепленной коннотацией»

znanie-i-mnenie-problema-obosnovannosti-znanij-chast-3.html
znanie-programmi-1s-8-otcheti-sverka-dokumentov-s-postavshikami-opit-raboti-zp-12-15-t-r-socpaket-magazin-magna-tel-21-37-70-stranica-3.html
znanie-v-realnom-i-naskolko-realna-realnost.html
znaniya-i-opit.html
znaniya-niotkuda-vsem-zabludivshimsya-priunivshim-strannikam-posvyashaetsya.html
znaniya-ob-udarnoj-volne-dannij-referat-napisan-v-nauchno-publicisticheskom-stile-i-prednaznachaetsya-dlya-profilnoj-gruppi-po-fizike.html
  • assessments.bystrickaya.ru/doklad-o-rabote-odinnadcatogo-soveshaniya-vspomogatelnogo-organa-po-nauchnim-tehnicheskim-i-tehnologicheskim-konsultaciyam-stranica-2.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vodnij-i-mineralnij-obmen-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-specialnost-050102-biologiya-so-specializaciej-fitodizajn.html
  • letter.bystrickaya.ru/mezhlichnostnie-otnosheniya-elektronnaya-kartoteka-l-v-kulikova.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/koncepciya-formirovaniya-rossijskogo-uchastka-sankt-peterburg-kazahstan-v-sostave-novogo-avtodorozhnogo-koridora-baltika-kitaj-po-territorii-respubliki-tatarstan-safiullin-m-r.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sochinenie-na-temu-selo-moyo-rodnoe.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/mehanizm-prakticheskoj-realizacii.html
  • desk.bystrickaya.ru/otchyot-uchitelya-nemeckogo-yazika-lashikovoj-i-i-o-rezultatah-raboti-po-proektu-shkoli-partneri-budushego-pered-upravlyayushim-soveta-gimnazii-32.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/programma-umk-po-predmetu-vid-stranica-2.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/konkurs-na-soiskanie-premii-tomskoj-oblasti-v-sfere-obrazovaniya-nauki-zdravoohraneniya-i-kulturi.html
  • composition.bystrickaya.ru/otstaet-ot-moskovskogo-na-2-chasa.html
  • thescience.bystrickaya.ru/istoriya-razvitiya-toyota-motor-corporation.html
  • holiday.bystrickaya.ru/novogodnyaya-programma-s-posesheniem-kremlevskoj-elki-gruppovoj-ekskursionnij-tur-dlya-shkolnikov-kremlevskaya-elka-v-moskve-4dnya3nochi.html
  • control.bystrickaya.ru/dlya-osvoeniya-programmi-kursa-neobhodimo-vladenie-bazovimi-navikami-raboti-na-kompyutere-trebu-emij-uroven.html
  • thescience.bystrickaya.ru/hudozhestvenno-esteticheskoe-razvitie-osnovnoj-obsheobrazovatelnoj-programmi-doshkolnogo-obrazovaniya.html
  • holiday.bystrickaya.ru/nominaciya-metodicheskie-posobiya-kol-vo-ballov.html
  • crib.bystrickaya.ru/informacionno-analiticheskoe-issledovanie.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-uchebnaya-programma-disciplini-soglasovano-dekan-fakulteta-upravleniya.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kompleks-uprazhnenij-dlya-razvitiya-dvigatelnoj-pamyati-uprazhneniya-dlya-razvitiya-mishleniya-voobrazheniya-i-pamyati-shkolnikov.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-kursa-i-trebovaniya-po-predvaritelnoj-podgotovke-k-kursu-prilagayutsya.html
  • composition.bystrickaya.ru/petrozavodsk-kulturnaya-stolica-karelii-chast-2.html
  • books.bystrickaya.ru/ekologo-populyacionnij-analiz-zabolevaemosti-tuberkulezom-naseleniya-samarskoj-oblasti.html
  • testyi.bystrickaya.ru/admnstrativno-pravovij-status-gromadyanina-chast-4.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-6-semikarbazidkadmievaya-terapiya-raka-zaveduyushij-redakciej-e-gladilova-zam-zaveduyushego-redakciej-l-panich.html
  • bukva.bystrickaya.ru/particular-v10-novaya-versiya-samogo-populyarnogo-paketa-dlya-3d-modelirovaniyaanimacii-renderinga-ispolzuemogo.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/harakteristika-gazetno-zhurnalnogo-koncerna-i-d-sitina.html
  • holiday.bystrickaya.ru/obshestvennaya-organizaciya-novie-lyudi.html
  • nauka.bystrickaya.ru/valyutnij-kurs-i-mehanizm-ego-formirovaniya.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-13strazh-poryadka-konni-bruk-bal-hishnikov-podlinnaya-istoriya-drexel-burnham-i-vzlet-imperii-musornih-obligacij.html
  • institut.bystrickaya.ru/uchebnaya-programma-specialnost-1-79-01-02-pediatriya-specializaciya-pri-nalichii-.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/razdel-iii-prakticheskie-aspekti-raboti-transportno-ekspeditorskih-kompanij.html
  • znanie.bystrickaya.ru/administrativnaya-otvetstvennost-9-chast-4.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/6-vneshnie-svyazi-i-imidzh-publichnij-otchyot-o-deyatelnosti-mou-patrovskoj-sosh-obrazovatelnij-centr.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kontrolnaya-rabota-zachet-po-discipline-ritorika-dlya-studentov-zaochnoj-formi-obucheniya.html
  • university.bystrickaya.ru/evangelie-ot-varnavi.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vneklassnoe-meropriyatie-pamyati-a-s-pushkina-celi-povtorit-i-obobshit-znaniya-o-zhizni-poeta-i-ego-tvorchestve-vospitivat-interes-lyubov-k-proizvedeniyam-a-s-pushkina.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.